Футбол

«Самая большая команда страны». Тедеско – о «Спартаке»

16

Что делать во время пандемии коронавируса, когда нет футбола? Давать интервью. Тренер «Спартака» Доменико Тедеско поговорил с TMW. «Соккер.ру» — о ключевых темах.

О впечатлениях от Москвы

Чувствую себя очень комфортно. До подписания контракта со «Спартаком» у меня была возможность пробыть в Москве три дня. Меня это впечатлило. Я увидел город, который сходит с ума от футбола. В Москве есть четыре клуба с очень красивыми стадионами. «Спартак» — самая большая команда в самой большой стране мира. Горжусь тем, что оказался там в 34 года. Конечно, это другая жизнь в сравнении с Гельзенкирхеном. Там я часто не мог выходить из дома. Мой маршрут ограничивался домом и стадионом. Если я гулял по городу, то у меня просили сто автографов и 50 фотографий. В Москве меня многие не узнают, у меня больше возможностей выходить из дома. В Гельзенкирхене было приятно ощущать привязанность людей. Конечно, поход в магазин занимал три часа – это непросто. Это не беспокоило меня, но все равно приходилось быть настороженным. В Москве множество ресторанов, это огромный город. Я тут ем блюда итальянской и русской кухни. Мы нашли отличный итальянский ресторан, часто там бываем. Также мне очень понравилась русская кухня.

О закрытости из-за коронавируса

Я живу один, и ситуация очень плохая. Моя жена и 3-летняя дочь находятся в Германии, мы общаемся по скайпу. В отеле здесь всего два сотрудника тренерского штаба. Хотя бы кофе вместе можем выпить. Несколько ресторанов рядом открыты, но есть риск, что и их закроют. Рядом есть итальянский ресторан, где обычно 45 человек работают, а сейчас только шестеро. Метро все еще открыто. Но странное ощущение. Если раньше надо было толкаться за некоторые места, то теперь там пусто. Все остановилось. Мы ждем. Я застрял в отеле и никуда не еду. Все ждут. Мы даже не тренируемся, чтобы не возникало многолюдных собраний. Футбол официально приостановлен до 10 апреля. Затем надеемся возобновить игры. Но здоровье – это главное. Я использую возникшее свободное время для анализа данных, придумывания новых тренировок. Мы дали игрокам семь дней, чтобы они побыли дома и позаботились о семьях.

О раннем приходе в тренерскую работу (таких современных тренеров называют «ноутбук-тренер»)

Это меня не беспокоит. Я не думаю, что слово определяет категорию тренера. Важно то, как команда играет и что игроки думают о вас. Работаете вы за компьютером 1-2 часа в день или ноль, это неважно. Важны результаты. Мне не было сложно общаться с игроками, которые старше меня. Они понимают, что я хочу только добра. Мой возраст никогда не влиял на мою работу и общение с игроками.

Об увольнении из «Шальке»

Это было нелегко. Потому что мы занимали второе место, все ожидали большего на следующий год. Я тоже. Но я знал, что будет тяжело, потому что мы потеряли лучших игроков: Горецку, Майера, Керера, Пьяцу. Заменить их было сложно, и мы проиграли пять матчей подряд. Сменщики их были молоды, они ощущали все больше давления. Когда мы играли дома, нас освистывали. Для молодых людей это все непросто. Нам удалось, наконец, перевернуть ситуацию. Мы вышли в плей-офф Лиги чемпионов, но в январе в Берлине потеряли трех основных игроков. Начался кризис, а тут два матча с «Манчестер Сити». В тот момент мне было нелегко. Я понял, что тренер на самом деле одинок и один за все отвечает. Чтобы избежать негатива для домашних, я отправил жену с ребенком в Штутгарт. Последний месяц работы был тяжелым. Я был один, пытался найти решение, очень старался, но в итоге меня уволили. Первые недели были тяжелыми, потому что я очень любил клуб, давший мне многое.

О профессии

Я был инженером. Занятие футболом стало риском, но я никогда не сомневался, потому что слишком любил футбол. Закончил учебу в области промышленного машиностроения и уже тренировал ребят до 13 лет в «Штутгарте». Клуб мне доверил новое место, где занятость была уже полной, и я бросил свою работу в «Мерседесе», чтобы посвятить себя тренировкам. У меня до «Штутгарта» был небольшой опыт игры и тренировок. Поэтому я предложил «Штутгарту» работать с их детьми, они мне позволили стать помощником тренера ребят до 9 лет. Это был 2008 год, и мое путешествие началось оттуда.

Об иностранных языках (свободно говорит на английском, французском, испанском)

Я изучал французский в школе года 3-4. Потом практиковался, говоря на нем со своими игроками. Сейчас в «Спартаке» есть Жиго. То же самое касается испанского. У меня были испаноязычные игроки, друзья. Теперь надеюсь выучить хорошо русский язык. У меня есть учитель, и я уже начинаю осваивать профессиональные термины. Это вопрос уважения к стране, которая вас принимает. Это правильно – пытаться войти в ее культуру, изучение языка – фундаментальная вещь.

О слухах, что он болельщик «Фиорентины»

Нет, давайте проясним. Эта команда мне всегда нравилась. Но все пошло с матча между «Галатасараем» и «Шальке». На пресс-конференции меня спросили о Фатихе Териме, и я ответил, что был очарован его «Фиорентиной», тем, как он заставил ее играть. Поэтому я следил за «Фиорентиной», но это не значит, что я фанат.

О мечтах

Я не строю планы, жизнь должна быть такой, какая есть. Например, кто ожидал коронавирус? Мне кажется, приятно жить тем, что есть. Признаюсь, что планирую очень многое. Но в футболе все происходит слишком быстро, иногда мы забываем наслаждаться моментом. И теперь мне просто нравится, что я тренирую отличную команду, что мы в полуфинале Кубка страны. Главное – оставлять хорошие воспоминания.

Источник: www.soccer.ru

Adblock
detector